Больной коронавирусом из Забайкалья рассказал о том, как лечат его и его семью

Гражданин Китая Ван Юньбинь, которого с семьёй госпитализировали в Чите с подозрением на коронавирус, связался с местным изданием и рассказал, в каких условиях его лечат, что врачи не говорят ему о результатах анализов и не сообщают о состоянии его ребёнка.

Издание — «Чита.Ру» — опубликовало телефонное интервью с больным.

— Когда вы обратились в больницу для проверки? Сразу ли вас положили в стационар после вашего обращения или сначала взяли у вас анализ крови? Как вообще происходил весь процесс?

— Мы прибыли в Читу 26 января. Связались с больницей 26 января в обед, после чего врачи приехали к нам домой, увезли в больницу, взяли там у нас кровь на анализ в первый раз, и отправили домой. Дальше я точно не могу сказать, так как кровь на анализ брали слишком много раз, но вроде бы числа 27 января нас отправили в больницу после сбора крови, в больнице снова взяли кровь на анализ.

Затем мы находились одни сутки в стационаре в больнице, после очередного анализа нам сообщили, что пришёл отрицательный результат, поэтому мы вернулись домой (диагноз — ОРВИ лёгкой степени, и мы боялись подцепить инфекцию в больнице). После возвращения домой к нам 29 числа вновь приехали врачи для сбора крови на анализ. После этого, 31-го числа к нам опять приехали и сообщили, что, возможно, существует вероятность заражения, опять отправили нас в больницу. То есть с 31 января и до сегодняшнего момента [2 февраля] мы находимся в больнице.

— Вам сообщили, что вероятность заражения существует только у вас одного или у членов вашей семьи тоже?

— Мы всей семьёй [жена и ребёнок] поступили в больницу, но мне до сих пор не сообщили, обнаружено ли что-то у членов моей семьи, мне самому очень хотелось бы выяснить этот вопрос.

— То есть вам не сообщают эту информацию?

— Да, сегодня у меня опять взяли два раза анализ крови, я не понимаю, зачем столько раз брать кровь. Если они [врачи] не могут выяснить, болен я или нет, то не надо постоянно брать у меня кровь, или же пускай они отправят эту кровь в Маньчжурию на исследование, в Маньчжурии же уже выявлен один заболевший человек, его же уже проверили, он уже выписан из больницы. Можно ли как-то связаться с посольством и отправить кровь в Маньчжурию для проверки, так как они имеют оборудование?

— Вы сейчас один находитесь в больнице, а ваши родные находятся дома?

— Мы все сейчас в больнице, просто мы размещены в разных палатах.

— То есть, врачи точно выяснили, что вы заражены, но не выяснили, какова ситуация у членов вашей семьи, и именно поэтому вы сейчас неудовлетворены информированием?

— Да, именно так. Кажется, они [врачи] и сами не знают, имеются ли даже у меня самого какие-то проблемы. Сегодня приходил врач и сообщил мне, что у меня нет никаких проблем сейчас. Анализы все в норме, лёгкие, рентген в норме.

— Кроме вашей семьи, контактировали ли вы с кем-тодругим после того, как стали подозревать наличие болезни? Можете ли вы подозревать наличие болезни у кого-то, с кем контактировали?

— Нет, мы связывались с младшим братом моей жены, у него никаких проблем со здоровьем. У моей жены тоже никаких проблем, мы втроём сейчас с ребёнком в больнице, и только мой ребёнок позавчера после обеда начал температурить, вчера тоже постоянно был с повышенной температурой. Вчера вечером мы связались с начальником больницы, начальник позвонил врачу, врач назначил лекарства моему ребёнку, сейчас у него никаких признаков.

— Хорошо. Во время прохождения границы проверяли ли у вас температуру, были ли ещё задействованы какие-тоспособы проверить ваше состояние?

— Мы проходили границу 25 января, у нас проверили температуру, ничего не выявили. Мы тогда испытывали всего лишь лёгкое недомогание, даже не сильно кашляли, только после приезда домой кашель стал сильным, мы начали подозревать, начали бояться, что больны этой болезнью, поэтому сами связались с больницей для проверки. А во время прохождения границы вообще ничего не было выяснено.

— Сейчас вы находитесь в стационаре в больнице, кроме уже указанных вами вопросов, связанных с неосведомлённостью о состоянии здоровья ваших родных, существуют ли ещё какие-то претензии касательно больничных условий, устраивают ли вас условия лечения, устраивают ли условия ваших родных?

— Условия больницы хоть и не очень хорошие, но для меня приемлемые, врачи и медсёстры относятся ко мне очень хорошо. Лично меня всё устраивает. Но единственное, чего бы я хотел — это чтобы в больнице мне со стопроцентной уверенностью сообщили, болен я или нет. Если я заражён, то больница должна мне предоставить информацию о том, что они смогут предоставить мне лечение.

Так как вы понимаете китайский язык и читаете новости на китайском, вы знаете, что для лечения необходимы очень хорошие условия. Кроме того, мой ребёнок очень маленький, его иммунитет сейчас ослаблен, и я не знаю, имеет ли эта больница возможность и оборудование для лечения моего ребёнка. Я надеюсь выяснить это. Для лечения меня это не большой вопрос, но я очень волнуюсь за своего ребёнка.

— Хорошо, я передам это журналистам (говорит переводчик), может быть, с их помощью можно будет связаться с правительством и посольством.

— Я уже связывался с посольством через интернет. В посольстве тоже очень обеспокоены, они тоже не знают, кто заражён. Вчера вечером я звонил в посольство, они тоже не имеют никакой информации, заражён я или нет, не имеют никаких данных.

Я просто хочу узнать со стопроцентной достоверностью, болен ли я. Если не заражён, то не надо постоянно у меня брать кровь, у меня уже голова кружится от постоянной сдачи крови, сегодня за день у меня уже дважды проверили кровь, мне очень тяжело. Я в общем не испытываю никакого недомогания, только кровь берут уж слишком часто. И у моего ребёнка тоже очень много крови забирают на проверку, ребёнок очень маленький.

Если врачи всё-таки определят, что я заражён, то я просто надеюсь, что мой ребёнок будет находиться в условиях лучше, чем нахожусь сейчас я, так как он является гражданином России, я надеюсь, что для него смогут предоставить лучшие условия и лучшее оборудование.

Мне нужно, чтобы больница как можно скорее сообщила, заражены мы или нет, так как нас уже больше недели проверяют, в общем брали кровь шесть раз. В больнице не знают, заражены мы или нет, это может быть очень крупной проблемой. Если мы заражены, надо сообщить это китайскому посольству, чтобы они связались с китайским правительством, сообщили правительству номер рейса нашего самолёта и название авиакомпании, номер скоростного поезда и номер вагона, в которых мы ехали.

Также надо связаться с российским правительством и сообщить номер поезда и вагона, в котором мы ехали с Забайкальска до Читы. Необходимо, чтобы пассажиры, которые ехали вместе с нами, остались дома и понаблюдали за состоянием своего здоровья.

Если мы не заражены, то нет необходимости связываться с правительством, так как это только заставит всех волноваться, а волноваться не стоит, так как в самом начале в Китае тоже все паниковали, что привело к тому, что многие здоровые люди стали обращаться в больницы для проверки и были в больницах заражены больными людьми. Эта болезнь не очень серьёзная, нужно хорошенько отдохнуть, хорошо питаться, и болезнь сама отступит, если организм не имеет других недугов, то здоровье быстро восстанавливается.

Поделитесь информацией в соцсетях

Adblock
detector