Коронавирус в Омской области сегодня 7 мая 2021 года по городам и районам: сколько заболело

Статистика распространения коронавируса в Омской области на 7 мая 2021 года

На 7 мая 2021 года в Омской области ещё 50 человек заразились коронавирусом.

Из них ровно 30 человек лечатся амбулаторно и ровно 20 человек госпитализированы.

За минувшие сутки выздоровели 55 пациентов и умерли 2 пациента с коронавирусом. За всё время пандемии в Омской области зафиксировано 46034 случая COVID-19, в числе которых 39236 случаев излечения и 1394 летальных исхода.

Общая численность принявших участие в прививочной кампании омичей достигла 169254 человек. У 58084 граждан за плечами половина курса вакцинации, 111170 омичей прошли полный курс.

В каких городах и районах Омской области выявлен коронавирус на 7 мая 2021 года

Распределение новых заболевших коронавирусом по районам:

Министерство здравоохранения Омской области информирует, что в Омске заболели 39 человек.

Остальные новые случаи приходятся на 8 сельских районов: 3 — Нижнеомский, 2 — Омский, по 1 — Большереченский, Любинский, Одесский, Таврический, Тевризский и Черлакский.

Распространение коронавируса по регионам России на 7 мая 2021 года

Регион Выявлено Новые Активные Выздоровело Умерло
Москва 1107949 2114 87489 1001798 18662
Санкт-Петербург 420034 715 26608 380006 13420
Московская область 253647 600 39447 208299 5901
Нижегородская область 114764 117 1259 110249 3256
Ростовская область 89282 211 5242 79934 4106
Свердловская область 86803 101 3109 80533 3161
Воронежская область 81463 144 1906 76858 2699
Красноярский край 71013 109 2055 65399 3559
Иркутская область 66967 124 799 63880 2288
Самарская область 62295 97 1237 59490 1568
Архангельская область 62286 51 2479 58859 948
Саратовская область 59788 126 4522 54311 955
Челябинская область 59511 102 2910 55138 1463
Волгоградская область 57492 97 1451 54897 1144
Ханты-Мансийский АО 56308 51 493 55022 793
Пермский край 55054 96 3036 49790 2228
Ульяновская область 53938 85 1552 51164 1222
Ставропольский край 53360 40 1534 50439 1387
Хабаровский край 51814 19 1678 49751 385
Мурманская область 50466 23 1507 47791 1168
Алтайский край 50081 66 2986 44998 2097
Краснодарский край 46081 100 2795 40546 2740
Омская область 46034 50 1035 43606 1393
Республика Карелия 45968 39 1362 44123 483
Пензенская область 45410 80 2002 42732 676
Вологодская область 45071 38 1894 42151 1026
Приморский край 43680 22 1909 41054 717
Республика Коми 43432 26 349 42179 904
Ленинградская область 43099 81 1544 40354 1201
Оренбургская область 42702 51 3015 38805 882
Кировская область 42477 65 2246 39878 353
Забайкальский край 42471 26 818 41018 635
Новосибирская область 41552 73 1829 37946 1777
Республика Крым 41067 101 1861 37963 1243
Тверская область 40316 65 1111 38295 910
Ярославская область 39114 80 1209 37361 544
Тульская область 38824 52 527 36401 1896
Ямало-Ненецкий автономный округ 38649 17 794 37439 416
Брянская область 38595 66 531 37753 311
Республика Бурятия 37301 24 414 36029 858
Белгородская область 37212 73 1757 34811 644
Курская область 36851 69 1441 34685 725
Псковская область 36585 35 7738 28489 358
Республика Башкортостан 35950 93 2023 33463 464
Республика Саха (Якутия) 35785 103 2035 33138 612
Кемеровская область 35481 63 538 34266 677
Тюменская область 35436 53 1169 33789 478
Ивановская область 34783 63 701 32923 1159
Орловская область 34429 50 1431 32395 603
Калужская область 34379 55 1464 32598 317
Астраханская область 33127 42 821 31568 738
Удмуртская Республика 33006 42 2340 29813 853
Республика Дагестан 32591 45 922 30209 1460
Владимирская область 32271 55 1330 29812 1129
Томская область 32265 22 604 31254 407
Калининградская область 32138 44 1171 30538 429
Тамбовская область 31805 40 2053 29267 485
Липецкая область 30213 63 2299 27243 671
Новгородская область 30117 31 1492 28499 126
Смоленская область 29738 42 736 28088 914
Рязанская область 28089 43 1078 26546 465
Республика Чувашия 24521 51 785 22353 1383
Кабардино-Балкарская Республика 23896 21 372 23071 453
Сахалинская область 22600 9 391 22167 42
Республика Хакасия 22473 21 346 21595 532
Амурская область 22377 13 527 21565 285
Костромская область 20762 29 2272 18049 441
Республика Татарстан 20670 32 2532 17670 468
Курганская область 20569 36 1018 19150 401
Республика Калмыкия 20489 15 328 19809 352
Республика Мордовия 20242 28 1804 18190 248
Карачаево-Черкесская Республика 20134 11 139 19917 78
Республика Алтай 16830 2 63 16527 240
Республика Северная Осетия — Алания 16782 9 463 16121 198
Республика Тыва 15839 13 137 15500 202
Республика Ингушетия 15498 10 1716 13595 187
Камчатский край 14503 9 423 13850 230
Республика Адыгея 14473 9 365 13930 178
Севастополь 14189 20 506 13046 637
Республика Марий Эл 13148 14 346 12571 231
Чеченская Республика 12054 12 186 11742 126
Магаданская область 8353 4 73 8179 101
Еврейская автономная область 4470 1 47 4290 133
Ненецкий автономный округ 1097 8 1085 4
Чукотский автономный округ 750 10 733 7

Галина РЕВЕНКО: «Мы видели, насколько быстро заканчиваются жизни»

Старшая медсестра МСЧ-4, проработавшая много лет фельдшером скорой помощи, рассказала об интересных случаях, коронавирусе и «красной зоне».

В период пандемии жизнь медиков перевернулась, они продолжали оказывать помощь больным, но уже совершенно в других условиях – условиях военного времени. Огромную часть работы взвалили на свои плечи медсестры, им пришлось, невзирая на опасность заражения, научиться брать кровь из вены, ставить уколы и выполнять другие манипуляции упакованными в СИЗы, сквозь мутные стекла очков, в которых практически ничего не видно, а через двойные перчатки сложно понять, есть ли в руках игла. О том, как это было, вспоминает старшая медсестра отделения неврологии для больных с острым нарушением мозгового кровообращения МСЧ-4 Галина Ревенко . Как оказалось, Галина Викторовна, 25 лет отработала фельдшером на «скорой». Мы не могли не поговорить и об этом.

Вытащить с того света
– Галина Викторовна, почему медицина?

– Потому что династия – папа и родственники по его линии были медиками. Мне очень легко давалось обучение, такое чувство, что где-то на генном уровне заложены эти навыки. Окончила Омский республиканский медицинский колледж. По образованию фельдшер, причем имею базовое фельдшерское образование и повышенного уровня.

– Вы могли пойти работать в поликлинику, а выбрали скорую помощь?

– Мой уровень знаний был высокий, и я могла помочь людям больше, чем если бы сидела в поликлинике. Я на скорой с чем только не столкнулась: и инфекции, и травмы, и падения с высоты, и железнодорожные травмы, и огнестрельные, сочетанные, комбинированные. Едешь, не знаешь на что и уже по факту на вызове ориентируешься. Но для каждого пациента мы прикладывали все усилия, чтобы он остался жить, чтобы он был меньше инвалидизирован.

– Вспомните какой-нибудь случай?

– Сколько там случаев было, за один день не расскажешь. Очень яркие впечатления связаны с ранениями. Помню, как спасли молодого парня, которому в компании нанесли ножевые ранения. Чтобы сохранить свою жизнь, он перелез через балкон на другой этаж и попал в квартиру, где ему вызвали скорую. Когда мы зашли в комнату, он сказал: «Хорошо, что вы приехали», и отключился – клиническая смерть. Тут же мы его начали реанимировать. Откачали, в стационар привезли уже в сознании. Для меня самое главное было довести пациента живым. Он и остался жив.

Страшно было приезжать к деткам, например, на ожоги. Один раз приехали на вызов – ребенок обварился кипятком. Большая площадь поражения, естественно, ярко выраженный болевой синдром. Он кричит, родственники все кричат. Я сама мама, поэтому тоже приняла это близко к сердцу. Но надо оказывать помощь, причем не только ребеночку, надо успокоить всех родственников, которые в панике стараются что-то сделать, но не то, что нужно. В таких случаях важно взять себя в руки и всех организовывать: кто собирает вещи, кто помогает. Уверенность медика успокаивает людей, это только во благо, а паника парализует, не дает совершать правильные действия.

– Что вас расстраивало?

– Когда прикладываешь максимум усилий, чтобы помочь человеку, а он все равно погибает. И это на твоих глазах. Особенно часто такое случается после ДТП. Приезжаешь на место, человек еще жив, но проходят секунды, и он умирает от травм, несовместимых с жизнью, и невозможно что-то сделать. Помню ДТП было очень серьезное, когда семья с двумя детьми переходила дорогу, и их сбила машина. Две девочки погибли на руках у родителей. Их слезы до сих пор вспоминаю, и мурашки по телу.

– Говорят, медики черствые, а вы каждый случай вспоминаете с содроганием.

– В нашей профессии, как и в любой другой, есть люди, которых не должны здесь быть, а есть люди, созданные для нее, у которых душа большая, они не черствеют. Некоторые работают, потому что нужно. Некоторые на автоматизме, но… что плохого в том, что человек прекрасно выполняет свою работу?!

– С агрессией сталкивались?

– Конечно. Были пациенты и очень буйные, и неадекватные. Однажды мы везли наркомана с передозировкой. У него была клиническая смерть, мы его «раздышали», стабилизировали, и вдруг он пришел в себя и стал метаться по машине. Мы думали, что он на ходу разнесет все оборудование и нас покалечит. Нам пришлось экстренно останавливаться и вызывать полицию.

Один раз мы приехали на вызов к пациенту, у которого сильно болел живот. В квартире вместе с ним оказалась целая компания пьяных мужчин, причем социально неблагополучных. Они нас со вторым фельдшером – тоже девушкой, запустили в квартиру и закрыли дверь. Один из них начал на меня наступать и нецензурно выражаться. Я не забилась в угол и не заплакала, а собрав всю волю в кулак, сделала шаг навстречу ему и начала убеждать всех, что состояние больного очень серьезное и помочь ему могут только в стационаре. Дверь открыли. В те минуты мы мобилизовали себя максимально, чтобы не показать, что боимся. Потом по приезде на подстанцию, нас колотило, в общем испытали очень сильный стресс.

– Вас обучали, как вести себя в таких случаях?

– Конечно, мы разбирали возможные ситуации, анализировали и отрабатывали все медицинские, тактические, организационные моменты. Поэтому в сложных ситуациях уже на подсознании выбираешь правильную тактику поведения.

– Никогда не хотелось бросить медицину?

– Никогда. Я себя не вижу ни в какой другой профессии. Знаю, что могу помочь кому-то, и это меня здесь держит.

– Иногда пациенты сильно требовательны к медикам, это не отталкивает?

– Но есть и другие пациенты, благодарные, и даже если останется один благодарный пациент, ради него я буду работать в медицине. А вообще у меня такой принцип – относить к пациенту так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе и к твоему близкому человеку. Когда человек сталкивается с бедой, он ее боится. А когда ему протягивает руку тот человек, который понимает, как бороться с этой бедой, ему уже легче ее пережить.

В «красной зоне» по 12 часов в день
– После «скорой» в стационаре работать легче?

– Начинать было сложно, пришлось переучиться, но сложности меня никогда не пугали, мне всегда интересно что-то новое, я быстро адаптируюсь. А вообще в медицине нет легких специальностей, везде работать очень сложно – постоянно надо учиться, повышать уровень своих знаний. Не проходит ни дня, чтобы что-то не читала, потому что медицина не стоит на месте, она постоянно развивается – новые технологии, новые методы, новые рекомендации. Я, как старшая медсестра, сначала сама это осваиваю, потом учу своих медсестер, а их в моем подчинении 20 человек. Включаюсь и в лечебный, и реабилитационный процесс. Если я не буду касаться этих вопросов, я буду некомпетентна.

– Ваша больница год отработала, как ковидный госпиталь. Вспомните ваше первое впечатление, связанное с коронавирусом?

– Сначала было страшно от неизвестности и непонятно, что делать, как действовать. Нам дали на развертывание ковидного госпиталя три дня. Мы не знали, как надолго это затянется, какой объем работы нас ждет. Но все службы сработали слаженно: очень быстро поменяли штатное расписание, набрали сотрудников, чтобы работать в две смены, главный врач Юрий Валентинович Филатов своевременно организовал поставку средств индивидуальной защиты, закупку медикаментов. Благодаря этому во время всей пандемии у нас ни разу не было никаких сбоев.

– Перед Вами стоял выбор идти или нет в «красную зону». Почему согласились?

– Потому что я спасатель, не могу отказаться, спасовать. Для меня это новая проблема, которая возникла, значит придется бороться, но найти выходы и решения.

– Что входило в Ваши обязанности?

– Вначале в мои обязанности, как старшей медсестры, входила организационная работа. Мы запаслись медикаментами, развернули дополнительные койки, открыли две палаты интенсивной терапии, организовали комнаты отдыха для персонала, где они могли расслабиться после работы в «красной зоне». Проработали маршрутизацию: куда войти, откуда выйти. Далее нужно было обучить персонал: как надевать СИЗы, как заходить в «красную зону», как работать с листами назначений, как заполнять медицинскую документацию, как собирать мазки и кровь на антитела. С этим ведь раньше никто не сталкивался. Когда открыли ковидный стационар, медикаменты поступали в огромных количествах. Нужно было их получить и поставлять в отделение. Я как-то посчитала, за одну рабочую смену перетаскала на себе больше 600 кг.

– Сколько часов находись в «красной зоне»?

– Как старшая медсестра я заходила туда на 4 часа, чтобы «заправить» отделение медикаментами, проверить санэпидрежим, осмотреть пациентов, спросить, может кому-то что-то нужно. Если выходила дежурить, как обычная медсестра, то за сутки мы заходили в зону три раза по 4 часа.

– Как чувствовали себя в защитном костюме?

– Сначала было очень непривычно, а потом настолько привыкли к двойным перчаткам и к запотевшим очкам, навыки приобрели виртуозные. Кто бы мог подумать!

– Врачи говорят, что главными героями в этой войне с коронавирусом, стали медсестры.

– Согласна, но это совместный труд и исход зависит от всего отделения. Это тяжелая работа, связанна с риском заражения. Надо контролировать больного, смотреть за температурой и сатурацией, провести манипуляции внутривенно и внутримышечно, помочь подышать небулайзером, собрать кровь. Кого-то перевернуть, посадить, покормить, потому что разные пациенты разного возраста. В нашем отделении находились пожилые люди, многие лежачие, у каждого помимо ковида еще есть хронические заболевания. В отделении 45 человек и плюс в палате интенсивной терапии 6-9 человек. Для двух медсестер пациентов много, но надо успеть сделать все. У нас бывали смены, когда мы проводили больше четырех часов в «красной зоне», особенно когда поступали новые пациенты. Что-то не доделали, остаемся доделывать с новой сменой, потому что не можем бросить. Это каждодневная, очень кропотливая работа. Ночью нет манипуляций, но нужно помыть и обработать инструменты, процедурный кабинет, развести растворы, заполнить журнал, посмотреть выборку по медикаментам, по часам провести кварцевание. Работа не заканчивается, нет ни одной минуты, чтобы посидеть, постоянно надо что-то делать.

В наше отделение поступали очень тяжелые больные. Много было пациентов с сочетанными заболеваниями, например, инсульт и коронавирус. Многие попадали семьями, по два три человека. Однажды попала к нам семья, у мужчины, как осложнение, выявили тромбоз вен, после проведенного лечения все закончилось благополучно. Помню счастливые глаза его жены, которая сказала: «Спасибо, что вы спасли моего мужа ». Хорошо, что он в тот момент находился в условиях стационара, и своевременна была оказана квалифицированная помощь.

Коронавирус очень заразен и не изучен

– Вы болели коронавирусом?

– У нас в отделении почти все переболели. Я – нет, поэтому очень переживала, чтобы не заболеть и успеть привиться. Дождалась прививки, вакцинировалась. Уже появились антитела.

– Как перенесли вакцинацию?

– Недомогание было, температура. Но это лучшее из того, что могло случиться, если бы я заболела. О худшем и подумать страшно.

– Чем страшен коронавирус?

– Наверное, тем, что он очень заразен и не изучен. Он настолько быстро распространился, а люди не были готовы: не хотели носить маски, соблюдать режим самоизоляции. Сейчас стала доступна вакцинация, но многие до сих пор думают, что коронавирус их не коснется. Как человек, который знает, как может быть опасна болезнь, который видел, настолько быстро заканчиваются жизни, советую не пренебрегать средствами защиты и прививками, потому что они могут спасти вашу жизнь и ваших близких. Умирали не только пожилые, но и молодые, горе коснулось многих семей. Это невосполнимо….

– Устали за это время?

– Устали. Поэтому, безусловно, рады, что можем теперь работать в обычном режиме. Конечно, есть страх, что придет новая волна, но после полученного колоссального опыта работы в условиях пандемии для нас не составит большого труда вновь развернуть ковидный госпиталь. И все-таки мы надеемся на лучшее. Желаю всем крепкого здоровья!

Поделитесь информацией в соцсетях

Adblock
detector